Обезьянство

24 февраля 2017 - Аника
Обезьянство

 Честно говоря, не знаю, можно ли грамотному человеку употреблять  такое слово — «обезьянство». Кажется, нельзя. Есть слово «обезьянничанье». Но первый вариант мне нравится больше. Он как-то объёмней и масштабней. Это не просто обезьянье подражание чему-то. Обезьянство — целая идеология, образ жизни!

...Биография Муссолини начинается с наглого обезьянства. Правда, его проявляет не сам грядущий дуче, он только что родился. Обезьянствуют родители, почтенные синьор Алессандро и синьора Роза. Сынок получает сразу три имени: Бенито Андреа Амилькаре. Первое имя даётся в честь мексиканского президента-реформатора Бенито Хуареса, второе и третье присвоены в честь итальянских социалистов Андреа Коста и Амилькаре Чиприани. Правда, эта гроздь трескучих имён не отменяет того факта, что фамилия Муссолини — самая что ни на есть плебейская; в переводе она значит «муслинщик», ремесленник, делающий муслин... Но дело не в этом, а в том, что от каиновой печати обезьянства, полученной при крещении, диктатор не избавился до конца дней. Так, название изобретённой им доктрины, а также основанного на ней государственного строя, — фашизм, — происходит от слова «фасция», то бишь, пучок прутьев с воткнутым в него топориком. Это было орудие ликторов, почётных охранников, сопровождавших знатных особ в Древнем Риме. Символическое значение топора понятно, а пук «розог» указывал на то, что его носители намерены не только рубить, но и пороть нещадно вредителей и изменников. (Интересно, что прямыми предшественниками итальянских «сквадристи» в плане символики были не только римляне, но и... опричники Ивана Грозного! Как вы помните, оные возили у сёдел собачьи головы да мётлы: мол-де, грызём и выметаем крамольников...) Итак, принятие «венично-розговой» идеологии стало первой попыткой дуче собезьянствовать на тему великого Рима. Однако со временем его натужные усилия копировать «Вечный город» стали учащаться. Ну, как же не устроить историко-патриотический балаган, живя на руинах Форума и числя Цезарей в своих предшественниках! От речей, где, с приличными случаю гримасами, повторялись имена и афоризмы римских деятелей, Бенито перешёл к делу: без всякой на то экономической или политической необходимости полез воевать с Эфиопией. А то — какая же Римская империя без заморских провинций! И вот, пройдя, как ему казалось, путь Сципиона Африканского, — дуче вручает титул императора Эфиопии карлику-королю Виктору Эммануилу... Заодно это было обезьянство по поводу Англии: её-то короли давно именовались императорами Индии!

Ещё более забавный, уж вовсе клоунский пример обезьянства. Бывший капитан французской армии Жан-Бедель Бокасса решил стать из президента Центральноафриканской республики — императором таковой же империи. А чтобы никому мало не показалось, Бокасса I слямзил весь ритуал... с коронации бывшего офицера артиллерии, Наполеона Бонапарта! Даже золочёный трон с орлом заказал по образцу наполеоновского. «Императрица» Екатерина Дангиаде, единственная из 18 жён Бокассы, с которой он венчался в соборе, была коронована точно так же, как во время оно — Жозефина Богарне... На дурацкую церемонию в Банги потратили более 20 миллионов долларов. Туфли, в которых короновался Жан-Бедель, украсили Книгу рекордов Гиннеса, как самые дорогие в мире. (Заметим попутно, что государство Бокассы было одним из беднейших и наименее благоустроенных на Земле: на всю «империю» приходился... один зубной врач!)

На своё торжество негритянский наполеончик пригласил руководителей всех мировых и африканских держав, а также папу римскогоПавла VI. Надо думать, для понтифика готовили роль Пия VII, из рук которого Наполеон вырвал корону и сам ею венчался... Понятное дело, никто из приглашённых лидеров в Банги не явился, включая папу. Правда, президент Жискар д’Эстен ранее катался в Центральную Африку на сафари и с самим Бокассой бражничал, — но это исключительно потому, что тот подкидывал уран для французских атомных бомб. А вообще-то «императора» частенько называли в мире просто психом. И за его привычку лично участвовать в пытках «инакомыслящих», и за человеческое мясо, как-то обнаруженное в холодильнике монарха.

Обезьянство Бенито, сына деревенского кузнеца-анархиста, и Жана-Беделя, сына деревенского старосты из племени мбака, окончилось почти одинаково паршиво. Обоих, в конце концов, присудили к смертной казни. Но если дуче таки вздёрнули, то Бокасса был помилован и отсидел в тюрьме. В последние годы жизни «император» обезьянствовал снова, называя себя мучеником и тринадцатым апостолом...

А к чему я это всё рассказываю? Да к тому, чтобы мы лучше отличали неистинное от истинного. Cucullus non facit monachum — клобук  не делает монахом. Внешняя атрибутика, даже самая пышная, не создаёт ещё истинного лидера. Можно, например, дважды, противу всех правил, положить руку на старинное Евангелие и дважды, чтобы, опять же, мало не показалось, произнести клятву главы государства; можно с надутым видом принимать парады почётных караулов, поздравлять народ с Новым годом — и при этом быть видимостью, фантомом президента страны! Можно даже не камень, а целую скалу плюхнуть на одну из центральных площадей города, с надписью о том, что тут-де помянутый президент был удостоен старинного титула гетмана с вручением булавы, — от этого шут не станет равен гетману истинному, чья конная статуя высится рядом. Можно, отнюдь не живя по соседству с римским Форумом, а тем более с египетскими пирамидами или зиккуратами Шумера, придумать стране десять тысяч лет истории. Можно далеко не уникальную археологическую культуру  назвать «священной» и «вещей», «учительницей» иных культур вплоть до Нового Света. Можно, вопреки всем, от Византии идущим, церковным канонам, слепить свою собственную «национальную церковь» с самозваным «патриархом». Можно собрать горстку крикунов, пусть даже и с профессорскими титулами, чтобы объявить оплаченный из-за океана шабаш люмпенов посреди столицы  «народной революцией» или, того пуще,  «революцией достоинства». Можно, наконец, вдребезги разорённую окраину восточнославянского мира наименовать «страной, исторически связанной с Западной Европой» — и ради утверждения этой чуши начать убивать несогласных соотечественников… Всё можно. Как сейчас любят говорить, «любой каприз за ваши деньги».

Только даже самый дорогостоящий политический каприз может оказаться на поверку дешёвым обезьянством. И так его и оценит, в конце концов, история.

Берегитесь подделок!

 

Андрей Дмитрук

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!